Спектакли Марка Захарова Ленком


Билеты на 26.04.16 ПопрыгуньяБилеты на 12.05.16 Пер ГюнтБилеты на 16.05.16 ПопрыгуньяБилеты на 24.05.16 Пер ГюнтБилеты на 7.06.16 Пер ГюнтБилеты на 15.06.16 Пер ГюнтБилеты на 22.06.16 Попрыгунья

 

Постановка: Народный артист СССР Марк Захаров, Заслуженный деятель искусств России и Лауреат Государственной премии России Олег Глушков

Режиссер: Заслуженный артист России Игорь Фокин
Художник-постановщик: Лауреат Премии города Москвы Заслуженный художник России Алексей Кондратьев 
Композитор: Народный артист России Сергей Рудницкий

В ролях: Антон Шагин, Сергей Степанченко, Александра Захарова, Виктор Раков, Иван Агапов, Алексей Скуратов, Алиса Сапегина, Алла Юганова, Светлана Илюхина, Полина Чекан и др.

Залихватский музыкальный блокбастер по мотивам сказочной эпопеи Генрика Ибсена Марк Захаров поставил вместе с хореографом Олегом Глушковым. Пер Гюнт, которому целого мира мало, — Антон Шагин, его мать — Александра Захарова. Вечно юную Сольвейг по очереди играют Анастасия Марчук и Алла Юганова.

 интересен Пер Гюнт, может быть, потому, что я прошёл «точку невозврата» и реально ощутил, что жизнь не бесконечна, как мне казалось в детстве и даже по окончании Театрального института. Теперь можно посмотреть на собственную жизнь, как на шахматную доску и понять – по каким квадратам проходил мой путь, что я обходил и во что встревал, иногда сожалея потом о случившемся. Главное – правильно начать, а самое главное – ещё понять, где оно, твоё Начало. Как угадать свой единственный возможный путь по лабиринтам жизненных обстоятельств и собственных убеждений, если они у тебя есть…  А если – нет? Найти! Сформировать! Выявить из недр подсознания, поймать в космической безразмерности . . .  Но иногда уже найденное ускользает из рук, покидает душу, обращаясь в мираж, и тогда предстоит новый мучительный поиск в хаосе событий, надежд, тлеющих воспоминаний и запоздалых молитв.
    О нашем герое иногда писали, как о носителе идеи компромисса. Это слишком плоско и недостойно уникального, вместе с тем, заурядного и даже узнаваемого чудака-героя, созданного Г. Ибсеном. В Пер Гюнте сидит не одна только дурь, и жив он не одними только фольклорными отголосками, есть отвага и дерзость, есть грубость и нежное смирение. Г.Ибсен представил миру образ человека, о котором, как о чеховском герое, очень трудно сказать - кто он.   
    
Я начинал свой режиссерский путь, когда очень ценился и воспевался «простой человек». Кажется, теперь почти все мы вместе с Достоевским, Платоновым, Булгаковым и другими провидцами осознали истину или приблизились к ней – вокруг нас очень непростые люди, даже если притворяются винтиками, одноклеточными созданиями или монстрами.
    Вот и захотелось рассказать о Пер Гюнте и некоторых других людях, без которых не могла бы состояться его неповторимая жизнь. Только рассказать по-своему, не слишком серьёзно, как умеем. И, размышляя о самых серьезных вещах, избежать претензий на обязательное глубокомыслие… Замысел опасный. Сочинять сегодня спектакль занятие рискованное.

 

Постановка: Народный артист СССР Марк Захаров, Заслуженный деятель искусств России и Лауреат Государственной премии России Сергей Грицай
Режиссер: Заслуженный артист России Игорь Фокин
Художник-постановщик: Заслуженный художник России Алексей Кондратьев
Композитор: Народный артист России Сергей Рудницкий
В ролях: А.Балуев, А.Захарова, И.Агапов, В.Раков, С.Степанченко, Д.Гизбрехт, М.Амельченко, В.Боровик, И.Коняхин, И.Лешук, К.Петров, А.Поляков, А.Сальник, А.Скуратов, С.Дьячковский и др.

Я уверен, великих реформаторов связывает единый процесс постижения человеческого разума и того мира, в котором он формируется. А.П.Чехов, сочиняя свои трагические комедии, наверняка, слышал музыку далеких предков. Так мне хочется думать, и так мне легче узаконить мою неожиданно возникшую фантазию, связанную с пленительным названием «Птицы» древнегреческого комедиографа Аристофана, «отца комедии».
Фантазия по мотивам А.П. Чехова и комедии Аристофана "Птицы" (Небесные Странники)

Мы пытались выстроить спектакль как театральную игру с обязательной для «Ленкома» самоиронией. Великого русского писателя дразнил хоровод человеческих характеров – смешных, нелепых, злобных, прекрасных, великодушных… Они чем-то напоминали мне фантасмагорическую стаю разноперых птиц, летящих под облаками. Мне, как и английскому кинорежиссеру Хичкоку в его знаменитом фильме,  птицы казались не только прекрасными созданиями – в нашу чеховскую фантазию влетело скопище человеческих слабостей, притягательных страхов и даже галлюционарных объектов. Вслед за мистическими образами мы прикоснулись даже к молодому Горькому, который дружил с Чеховым в Ялте на рубеже веков, когда «Буревестник» обрел сумасшедшую популярность в русском обществе.
      Навязчивые идеи рефлексирующих героев побудили нас пристальнее вглядеться в божественные выси, познать радость вселенского бытия и позавидовать тем, кто вправе называться небесными странниками.